COUTURE IS ALIVE ! - Beautiful Lifestyle Magazine

COUTURE IS ALIVE !

COUTURE IS ALIVE !
Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в pinterest
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp

Во времена, когда уличный стиль торжествует на подиумах и в повседневной жизни, нас отовсюду призывают к разумному потреблению, отказу от всего лишнего и — главным образом — к простоте и минимализму в одежде, какая роль отведена haute couture? Насколько верно утверждение на провокационных плакатах, расклеенных повсюду в модном квартале Парижа — Марэ — во время недель моды, «couture is dead»?

Редакция журнала Beautiful провела собственное расследование на последней июльской неделе высокой моды в Париже.

Для начала предлагаем раз и навсегда разобраться, что именно подразумевает под собой понятие «haute couture» – высокая мода.
Обратимся к истории, и даже немного к политике, ведь во Франции мода — это дело государственной важности. Профсоюзная палата Высокой моды – государственная организация, защищающая от кутюр как «форму творчества с использованием наивысших стандартов швейного и художественного мастерства». Она была создана еще в 1868 году придворным кутюрье Наполеона Третьего, Шарлем Фредериком Вортом, чтобы отделить «высокую моду» от повседневной, защитить произведения первых кутюрье (тех, кто не просто копировал, а создавал дизайн одежды в своих ателье) и запретить продажу их копий в дешевых швейных мастерских. Одежда из тех ателье, которые получили право официально называть себя «салоны высокой моды», стала знаком исключительной привилегированности. Сам Шарль Ворт отказывался принимать клиентов, приехавших не в собственной карете. С тех самых пор мода от кутюр традиционно остаётся закрытым клубом «для своих».

От кутюр была предшественником самой структуры моды, в сегодняшнем ее понимании. На протяжении века высокая мода была достоянием аристократии, и одежда от люксовых домов, по определению, могла отшиваться только на заказ в их же ателье. До тех пор, пока в начале 60х годов Кристиан Диор не создал линию Miss Dior, где отшивал и продавал кутюрные модели сериями «готовыми к носке», по более доступным ценам. Эта бизнес-модель была подхвачена молодыми и амбициозными кутюрье бунтующих 60х во главе с Ив Сен Лораном. После этого мода стала демократичнее: началась эпоха прет-а-порте.

Сегодня список полноправных участников недели высокой моды содержит только 21 дом. Для модных домов, претендующих на столь высокое звание, попасть в закрытый клуб под названием «от кутюр» — задача невероятной сложности. В официальный список включают только те дома, которые получили разрешение неподкупной комиссии профсоюзной палаты Высокой моды. Сначала строгие судьи долго, сезон за сезоном, изучают дизайнерские коллекции, которые должны представляться в Париже во время недели моды, но вне официального расписания. Качество каждого изделия проверяется в соответствии со строгими критериями: все швы должны выполнятся вручную, в собственных ателье дома, которые, в свою очередь, должны насчитывать не менее 20 работников, можно продавать только одну модель из коллекции на континент т.д. Все претенденты сначала должны войти в специальную категорию «приглашенные участники». И только после 2 лет в данном статусе, комиссия может вынести решение о внесении в список.

Так, например, дом Ulyana Sergeenko был официально принят комиссией в категорию «приглашенные участники» лишь с января 2016 года, несмотря на то, что делает фееричные шоу в Париже с июля 2012.

В категорию «постоянные участники» входят исключительно французские модные дома: Dior, Chanel, Givenchy, Jean Paul Gauthier, и другие – всего их 15. Иностранные дома, например Valentino, Versace, Elie Saab и Armani относятся к категории «соответствующие участники», которых пока насчитывается 6.
А в списке официально признанных претендентов, на данный момент, помимо Ulyana Sergeenko, находятся такие дома, как Alexander Vauthier, Vetements, Ralph & Russo, Zuhair Murad и Sciaparelli.

Ни для кого не секрет, что, в силу высокой стоимости производства, кутюрные линии не являются источником дохода для большинства домов. Они, скорее, служат витриной для развития имиджа бренда и продвижения линий аксессуаров и парфюмерии — которые приносят большую часть прибыли люксовым брендам. Но, несмотря на это, от кутюр продолжает существовать и развиваться для небольшого привилегированного круга своих клиентов. Потребитель высокой моды становится моложе: Сидни Толедано, генеральный директор Christian Dior Couture, заявляет, что за последние несколько лет средний возраст их клиентов снизился почти на 10 лет — от 40 к 30, а объем продаж кутюрной линии увеличился почти в два раза.

 

Те, кто испробовал на себе таинство пошива вещей в настоящем кутюрном салоне хотя бы один раз, как правило, становятся приверженцами этого подхода. Ведь готовая вещь прет-а-порте «вашего» размера, изготовленная по стандартным лекалам, никогда не сравнится с идеальной посадкой отточенных форм, созданных по индивидуальным меркам.

От кутюр — это высшая категория люкса для настоящих ценителей. Для тех, кто не только может себе позволить, но и хочет быть частью этого закрытого круга. Именно поэтому высокой моде не нужно навязывать и рекламировать себя — она спокойно и благородно говорит на языке «своих», и зачастую там, где это меньше всего бросается в глаза — сквозь идеальные линии скульптурных блейзеров, глубоко зашитые петли корсетов и закрытые ручные швы летящих юбок.

RALPH & RUSSO

Весной вся европейская пресса бурно обсуждала слух о том, что Меган Маркл отдаст руку и сердце принцу Гарри в платье от Ralph & Russo, ведь творение именно этого британского дома она надела на официальный пресс-фотоколл о помолвке. Но, к удивлению публики, для свадьбы Меган предпочла платье английского дизайнера Клэр Вайт, стоящей во главе Givenchy.

Показ осенней кутюрной коллекции Ralph & Russo явно дал понять, что основатели дома Тамара Ральф и Майкл Руссо оставили идею завоевать сердце британского королевского двора и отбросили в сторону всякую формальность и колониальность. По подсвеченному ярким неоном подиуму под песню «Heart of Glass» нью-йоркской панк-группы Blondie бодро шагали изысканно-дерзкие диско-дивы с забранными назад, наподобие ирокезов, волосами и ярким макияжем.

Мы увидели в коллекции смокинги необычного «смещенного» кроя, донельзя высокие разрезы на бедре, обилие страз и «кислотные» цвета летящих платьев в пол — в общем, все то, что, кроме Леди Дианы, вряд ли осмелилась бы надеть на себя королевская особа. Этот элегантно завуалированный вызов так понравился нашей команде, что сразу захотелось провести осенне-зимний сезон где-нибудь в теплых странах, где расслабленные и супер-яркие наряды от Ralph & Russo придутся в самый раз.

ULYANA SERGEENKO

2018 год выдался непростым для королевы русского кутюра. Еще не скоро забудется страшный скандал, разразившийся в начале года после публикации в соцсетях Мирославы Думы личной записки от Ульяны Сергеенко с цитатой Канье, после чего обе девушки были обвинены в расизме. Как утверждает сама дизайнер, она всерьез переосмыслила взгляды на жизнь, и это отразилось на коллекции.

Показ проходил в русском посольстве и был посвящен первым леди. В саундтреках присутствовали отрывки из выступлений и телефонных разговоров Леди Дианы, Мишель Обамы, Ларисы Горбачевой, Нины Хрущевой и других великих женщин – символов прогресса, доброты и скромности. Больше никакой вычурности и нарочитой сексуальности. Коллекция поражала выдержанностью силуэтов, изысканной простотой и аристократичной элегантностью: костюмы-двойки с юбками ниже колена, свитера пастельных тонов, тренчи отороченные норкой и летящие шифоновые платья а-ля Грейс Келли подчеркивали «правильные» аксессуары в виде жемчужных бус, кожаных перчаток, очков-кошечек и самых идеальных сумок из крокодила.

Повзрослевшая Ульяна представила абсолютно цельный гардероб первой леди и тем самым начала новую страницу своей истории, продолжая с достоинством нести звание единственного русского дизайнера, официально признанного Французской Федерацией кутюра.

ELIE SAAB

Показ любимчика восточных принцесс в этом году проходил в Музее декоративно-прикладного искусства — там же, где ровно 15 лет назад состоялся его первый показ. Драматичная, и вместе с тем торжественная, музыка – саундтрек из фильма культового испанского режиссера Педро Альмодовара «Женщины на грани нервного срыва» – сразу погрузила нас в атмосферу коллекции, вдохновленной Барселоной и творчеством архитектора Антони Гауди, которое неотрывно связано с этим городом.

Причудливые мотивы великого модерниста — точно такие же, что украшают фасад знаменитого дом Casa Milà или бегут вдоль ограды Park Güell — прослеживались в коллекции практически везде: от тончайшей вышивки на корсетах и подолах, до по-настоящему архитектурных конструкций, гротескно выходящих за пределы платьев и гармонично их продолжающих, замысловато переплетаясь в воздухе. Выход последнего, свадебного, платья с огромной «надстройкой» и длиннейшим подолом был по-настоящему фееричным, и своим масштабом и сложностью исполнения сразу заставил нас вспомнить знаменитый символ Барселоны – собор Sagrada Familia.

Автор: Ирина Сафронова

Editor Beautiful Lifestyle Magazine
Editor Beautiful Lifestyle Magazine

ТЕГИ

Оставьте ответ
Похожие статьи